Вашему вниманию свежие публикации:
Единый Государственный Экзамен — панацея против коррупции?

Вслед за престижными московскими и питерскими вузами настоящий абитуриентский вал накрыл и университеты российской провинции. Как и следовало ожидать, самый большой наплыв абитуриентов направлен в вузы, куда принимают только по результатам единого государственного экзамена (ЕГЭ) и не проводят собственных вступительных экзаменов. И вновь не обошлось без скандалов, которые давно уже стали фирменным знаком ЕГЭ, внедряемого в России вопреки многочисленным протестам ученых, педагогов, экспертов, представителей общественности.

Миф о том, что ЕГЭ является весьма эффективным инструментом в борьбе с коррупцией, был развенчан уже давно: KM.RU неоднократно писал о многочисленных фактах мошенничества и подлогов в связи со сдачей единого госэкзамена в разных регионах страны. Теперь развенчан миф и о том, что ЕГЭ способствует отбору в вузы действительно талантливых ребят со всей России, в т. ч. из небогатых семей. Как выясняется, не просто высокое, а стопроцентное количество баллов по ЕГЭ (т. е. 100) еще не гарантирует их обладателям поступления на престижные факультеты. В красноярских вузах, например, как сообщают «Новые известия», обладателей лучших результатов по ЕГЭ бесцеремонно оттесняют льготники, имеющие преимущественное право поступления и претендующие на большинство бюджетных мест.Как отмечает издание, самый мощный наплыв «абитуриентов со справками» наблюдался в Институте экономики, управления и природопользования и Юридическом институте Сибирского федерального университета (СФУ). На отдельные специальности, например, юриспруденцию, конкурс проходил исключительно среди льготников. Такой перекос произошел впервые, и его масштабы стали неожиданностью для администраций вузов.

«Пользуясь правами на социальную защиту, не надо выталкивать детей, которые подготовлены значительно лучше. Стобалльники не могут принять участие в конкурсе, а это неправильно, – считает в этой связи проректор по фундаментальной подготовке и новому набору СФУ Валентин Журавлев. – Думаю, в следующем году ситуация должна кардинально измениться усилиями Министерства образования и науки». Сегодня же вузы в данной ситуации могут надеяться только на добрую волю льготников – проверять соответствие инвалидных справок истинному положению дел они не имеют права.
«Профанация налицо. Конкурс на многих специальностях превратился в турнир «блатных» справок, – говорит политолог Андрей Копытов. – В Красноярске ситуация еще не самая плохая; в престижных вузах Москвы и Санкт-Петербурга «свежеиспеченные» инвалиды и сироты не дают возможности пробиться на бюджетные места даже медалистам. Если не будут внесены коррективы в правила приема, в следующем году эпидемия псевдольготников может захлестнуть большинство вузов».
Схожая информация поступает и из других регионов России.
Как сообщает «Российская газета», в Воронежской медицинской академии на каждое место – от 6 до 40 желающих. И это притом, что большинство поступает сюда по целевому направлению. В остальных вузах самый высокий конкурс, как правило, на экономические специальности: не меньше 20–30 человек на место.
В забытьи – физика, химия, математика и филология, некоторые технологические и педагогические специальности. Однако и в педуниверситете сейчас удивляются рекордам. На информатику – 56 заявлений на место. Все вузы боятся, что не наберут договорников.
«Ажиотаж абсурдный – дети просто не знают, куда идти, – считает проректор Строительного университета Владимир Григораш. – Ведь когда человек подает заявления на гуманитарный и на ветеринарный факультет, это значит, что ему все равно чему учиться. В прошлом году один мальчик с 96 баллами по математике все не мог решить, куда подлинники сдать. Пришел к нам в последний день за полчаса до окончания приема документов. Сдал – и тут же попросил обратно. Обежал два вуза, везде опоздал, вернулся к нам в слезах. А время вышло. Такая процедура поступления – издевательство. ЕГЭ хорош только для оценки промежуточных знаний. А в вузе лучше традиционный экзамен – он и глубже, и человечнее», – цитирует издание.
Во Владивостокском государственном университете экономики и сервиса (ВГУЭС) больше всего заявлений на специальность «государственное и муниципальное управление». Меньше всего желающих быть специалистом в области информационных систем, эксплуатации транспортных средств, экологии и природопользовании..
Всего ВГУЭС получил 10 тыс. заявлений на 1000 бюджетных мест. Владимир Кузнецов, проректор Владивостокского государственного медицинского университета, уверен: «Определить, насколько объективно оценили знания наших школьников на ЕГЭ, можно будет только тогда, когда они уже начнут учиться».
В Новосибирске также многие вузы опасаются, что бюджетные места займут абитуриенты со справками об инвалидности, а потенциально лучше подготовленные, талантливые и способные ребята останутся не у дел или будут вынуждены идти на платное обучение. Больше всего абитуриентов, как и в других городах, на специальностях «юрист» и «экономист». И это несмотря на многочисленные заявления на самом высшем уровне, что подобных специалистов в России и так переизбыток. В Новосибирском госуниверситете на экономфак – 1150 заявлений, на факультет бизнеса Новосибирского государственного технического университета подали документы 905 абитуриентов. «Финансы и кредит» в Университете экономики и менеджмента – 985 заявлений. Конкурс составляет от 30 до 40 человек на одно бюджетное место. В то же время на специальности «инженер» и «физик» конкурса порой нет вообще – возьмут всех, кто подал заявления.
Между тем подобные проблемы можно было предсказать еще в начале заявленной реформы высшей школы.
Уже никто не вспоминает, что поначалу введение ЕГЭ мотивировали необходимостью снять стрессовые нагрузки на подростков. Мол, вместо двух экзаменов – школьного выпускного и вузовского вступительного – будет один экзамен; следовательно, и нагрузок на нервы будет вдвое меньше. Абсурдность тезиса была предельно продемонстрирована практикой последних лет, когда стрессовая составляющая единого госэкзамена приблизилась к степени пресловутых «допросов в застенке». Особенно в этом году, когда случаи самоубийств среди подростков стали исчисляться десятками.
Другой тезис – о выравнивании возможностей при поступлении в престижные вузы провинциалов со столичными сверстниками, также пробуксовывает.
К примеру, выяснилось, что у желающих поступать на творческие и физкультурные специальности просто не хватает времени, чтобы прислать свои документы – уже 5 июля их закончили принимать ВГИК, ГИТИС, Щукинское, Щепкинское училища, спортивные вузы. Но и в других московских вузах ситуация ненормальная – количество иногородних абитуриентов выросло в разы, а, между прочим, никто лишних мест в общежитиях для них и не готовил.
Зато, как утверждали вплоть до самого последнего времени апологеты реформы, резко уменьшится коррупционная составляющая при поступлении в вуз.
Однако, по мнению людей, хорошо знакомых со спецификой высшей школы, «новые правила игры просто перераспределили коррупционные потоки». Сейчас они «перетекают» из вузов по двум основным направлениям – в провинциальные школы и региональные комиссии, где за взятки выдают претендентам стобалльный аттестат, и медицинские учреждения и комиссии, где изготовление льготных справок – липовых по сути, но с настоящими печатями, поставили на поток. Разумеется, очень многие стобалльники честно заработали свои отметки. И многие льготники наверняка вполне имеют права на свои льготы. Но попробуй теперь разберись, кто из них «в своем праве», особенно когда одна категория (льготники) вытесняют другую (стобалльники).
Сложившаяся ситуация есть прямой итог отмены вступительных экзаменов. Это подтверждает практика тех 24 вузов, где некоторые вступительные экзамены остались. Как еще мог бы возникнуть такой парадокс, что в сверхпрестижный МГИМО подано лишь 3678 заявлений, а в РГГУ (бывший Историко-архивный институт) – аж 62 тыс.! А всей разницы – в МГИМО есть обязательный дополнительный экзамен по английскому языку, а в РГГУ для поступления на большинство специальностей достаточно свидетельства ЕГЭ.

[youtube]-9VgHzNsLko[/youtube]

О Хитростях написания ЕГЭ рассказывает Александр Сергеевич Огнев, доктор психологических наук, проректор МГГУ им. М.А. Шолохова

Сегодня чиновники от образования снова заверяют: уже первая сессия выправит все перекосы, и недостойных из вузов попрут. Скептики уверены, что из «недостойных» «попрут» только неимущих. А имущие сумеют договориться с преподавателями. Как договаривались и до сих пор – ведь как «потоки ни перенаправляй», люди-то остаются те же. Но даже если и впрямь произойдет провозглашаемое «очищение от недостойных», то как быть с достойными, но пролетевшими мимо вуза благодаря реформаторским изысканиям? Вот небольшой, но очень показательный пример: «В Санкт-Петербургской консерватории говорят, что из-за ЕГЭ потеряли в этом году как минимум пятерых очень талантливых ребят. Творческие люди имеют не совсем обычный склад ума, который совершенно не учитывается ЕГЭ, – передает слова исполняющего обязанности ректора консерватории Сергея Стадлера «Российская газета». – Выходит так, что по-настоящему талантливые люди не могут поступить в консерваторию. У нас кафедра хочет взять талантливого юношу, профессора буквально рыдают – а парень, как выясняется, вообще не имеет права поступать, потому что у него – низкий балл ЕГЭ».
Фактически людям сломали судьбу. И сколько таких прецедентов будет по всей стране – причем только за этот год? Разумеется, в статистике Рособрнадзора такой раздел не предусмотрен, передает KM.RU.



  1. Вам понравилось? Почему бы не оставить отзыв?



0