Вашему вниманию свежие публикации:
Падение СССР — это гуманитарная трагедия для России

В каждом мифе, независимо от времени его создания, всегда рядом с повествовательной литературной формой существует и другой подтекст, опирающийся на социокультурные коды, проявляющие важные социокультурные точки опоры, на которые должны опираться господствующие в настоящее время в обществе ценности.

Миф нередко показывает главенствующие в момент его создания в общем культурном пространстве или в социальной группе конфликты, обусловливаемые как внешними так и внутренними факторами. Чаще всего конструируемые положения мифа действуют как терапевтическое средство для травмированной коллективной памяти: даются четкие ответы или указываются вехи конкретных деяний в сложных или нарушающих привычный ритм жизни непонятных политических, социальных или экономических событиях или процессах.О создании мифов и их актуальности нужно говорить не только в прошлом времени, но и в настоящем. Их форма и технические способы передачи меняются, но общая цель или условия появления остаются более-менее такими же. Разница четче видна только в плоскости их распространения, поскольку мифу уже не нужно законченной прозы, передающейся только словесными или письменными формами, достаточно воспользоваться средствами массовой коммуникации и в информационном пространстве создать единый образ — идею, которую потом постоянно и последовательно поддерживать дополняющими частями. Не меняется и конечная судьба мифа — из социокультурной конструкции, показывающей жизненные ориентиры, обладающей узнаваемыми кодами и конкретными советами, он превращается в сказку, которая со временем теряет аудиторию, способную расшифровать его, или передаваемая посредством мифа информация теряет свою актуальность.

Тему этой статьи и ориентированное на мифологию вступление мне подсказало интервью президента России Владимира Путина американскому еженедельнику ‘Time'[1] 19 декабря 2007 года, в котором он дал своеобразное объяснение того, что он имел в виду, когда произнес знаменитую фразу о том, что развал Советского Союза был всемирной катастрофой. Для того, чтобы вы лучше представляли себе, о чем идет речь, приведу цитату из упоминавшегося выступления:

‘Я имел в виду не политическую составляющую распада Советского Союза, а гуманитарную. Это разве не трагедия? Конечно, трагедия, еще какая! 25 миллионов граждан Советского Союза, этнически русских, оказались за рубежами новой России — о них же никто не подумал. 25 миллионов — это крупная европейская страна. В каком положении они оказались — в положении иностранцев? А их кто-нибудь об этом спросил? 25 миллионов оказались за границей без средств к существованию, в условиях растущего национализма, в условиях, когда они не могли приехать в новую Россию, на свою историческую родину, не могли общаться со своими родственниками, потому что у них даже не было денег на то, чтобы купить билет на поезд или самолет. У них нет квартир в России. Им негде жить, негде работать. Это разве не трагедия? Вот что я имел в виду'[2], — сказал президент России.

Человека, который хоть немножко интересуется историей советского периода, который хоть что-то знает о происходивших социальных и политических процессах после развала СССР, такие слова Путина прежде всего должны ошеломить своей гомосоветской идеологией, которую крайне редко можно услышать из уст руководителя солидного и уважающего себя государства. Нетрудно себе представить, что бы случилось, например, с немецким канцлером Ангелой Меркель, если бы она вздумала порассуждать перед журналистами (или тем же Путиным) о катастрофичности падения Третьего рейха. С другой стороны, удивляет уже одно сожаление российского президента о том, что распался Советский Союз (что позволило России освободиться от советских тисков и восстановить государственность). Странно звучит и упрек в том, что при развале Советского Союза на волю судьбы за границами новой России были ‘брошены’ 25 млн этнических русских. Интересно, кого в то время можно было назвать этническим русским: родившегося на территории СССР или царской России, а может, считающего русский язык родным? Какой тогда статус у жителей Калининграда или Сибири, не говоря уже о кавказском регионе? Так и остается неясной претензия ‘новой России’ на тех бывших граждан Советского Союза, которые добровольно выбрали место жительства в бывшем государстве.

Если углубиться в содержание заявления Путина, то выясняется, что такое стремление переинтерпретировать историю опирается не на научный анализ фактов, опирающийся на конкретный исторический процесс или событие, а исключительно на риторику, основывающуюся на эмоциях и национализме. Поэтому с уверенностью можно сказать, что это заявление Путина есть не что иное, как часть сознательно создающегося мифа о трагедии Советского Союза — дома народов. Только в этом случае предлагается народная форма этого мифа: опираясь на фактор живущих за границей русскоязычных, указываются не только вехи мессианской деятельности России в будущем, но и укрепляются враждебные настроения к соседним странам. Таким образом свои граждане консолидируются с помощью их запугивания патологически враждебными внешними силами.

В речи Путина видно, как четко конструируются три основных клише:

— Сознательно не гарантируются интересы русскоязычных. (‘В каком положении они оказались? А их кто-нибудь об этом спросил? …у них даже не было денег на то, чтобы купить билет на поезд или самолет. У них нет квартир в России. Им негде жить, негде работать’). Формируется мнение, что все русскоязычные жители после развала Советского Союза в восстановивших независимость государствах a priori превратились в маргиналов, чьи экономические, политические интересы и права были и есть попраны сознательно, без предложения какой-либо альтернативы. Поскольку такая ситуация продолжается до сих пор, единственный возможный вариант — возвращение русскоязычных в Россию, где им будет обеспечено благополучие.

— Никто не заботится о брошенных на произвол судьбы соотечественниках. (’25 миллионов граждан Советского Союза, этнически русских, оказались за рубежами новой России — о них же никто не подумал’). Создается впечатление, что все ‘граждане Советского Союза’ с самого начала очень хотели переселиться в ‘новую Россию’, но им злостно не разрешили так поступить. Точнее, в созданных на развалинах Советского Союза национальных государствах злостно не подумали о том, как их всех переселить в Россию. Поэтому и здесь необходимо позаботиться об обижаемых потенциальных гражданах России.

— Все русскоязычные оказались во враждебной им среде, и только Россия для них — родной дом. (’25 миллионов оказались за границей без средств к существованию, в условиях растущего национализма, в условиях, когда они не могли приехать в новую Россию, на свою историческую родину, не могли общаться со своими родственниками’). В этом случае нас хотят убедить в том, что с самого начала процесса развала Советского Союза русскоговорящие граждане находятся словно в тылу у врага, где недружественный элемент, полный злобы и ненависти к русскоязычным, только и стремится к тому, чтобы как можно больше ограничить их в правах. Поэтому совершенно естественно, что у каждого русскоязычного, живущего или родившегося на постсоветском пространстве, есть заветная мечта — стать гражданином России и вернуться на свою ‘историческую родину’.

Увязываются в одно целое Советский Союз, русский и новая Россия как само собой разумеющееся и неразделимое понятие. Советский Союз подается как часть русского идентитета, которая исторически для русского должна быть равноценна царской России. А ‘притесняемые’ соотечественники, живущие в таких недружественных государствах, как Литва, Латвия и Эстония, — если уж они не могут вернуться в Россию (только умалчивается, что не прикладываются усилия, чтобы их принять), то, как минимум, их нужно защищать. Этот виртуозный фактор использования русскоязычных достоин отдельного разговора. В своей речи Путин так и не сообщил, на данные каких проведенных за границей опросов он опирается, утверждая, что 25 миллионов русскоязычных мечтают куда-то переселиться, и что те, которые родились и живут в этих ‘враждебных’ государствах, лелеят патриотические чувства именно к ‘новой России’, а не к своему государству или родине. Такая позиция не столько нужна живущим за рубежом русскоязычным, у которых на самом деле есть все условия для возвращения на навязываемую им родину, сколько для удовлетворения имперских амбиций. Ведь не зря же в приемной российского Министерства иностранных дел висит огромная политическая карта Европы, на которой соседи России — бывшие Советские Социалистические республики — помечены тем же цветом, что и Россия. Видимо, имеется в виду, что Россия — везде, где хоть сколько-то проживает русскоязычных.

Этот аспект, переплетающийся уже с другой частью мифа — политической, о геополитической катастрофе развала Советского Союза предполагает возможные варианты для исправления такой ситуации. Это — возвращение ‘былого величия’, которое должно осуществляться как через агрессивную внешнюю политику России в отношении своих соседей, так и через непокорность самих русскоязычных, проживающих в соседних государствах. Так что с помощью мифа четко формулируется представление о том, что распад Советского Союза — это своеобразный ‘удар в спину’ совершенно не подготовленным и не хотевшим этого простым людям и самой России[3].

Далее логично было бы следовать и другой мысли — о восстановлении справедливости. Неясно только, кто должен принять ответственность за этот ‘удар’. Опираясь на риторику прокремлевских ‘научных исследований’, таким врагом становятся Соединенные Штаты Америки и продажные власти соседних стран[4].

Другая часть этого мифа утверждает, что рядовые жители ‘враждебно настроенных’ соседних стран, и не только русскоязычные, на самом деле настроены ‘прорусски’, поэтому и здесь необходимо взять на себя роль спасителя[5]. Конечно, при создании мифа замалчиваются реальные факты, которые могут разрушить создаваемую картинку. Например, то, что и сами российские политики активно приложились к ликвидации Советского Союза, или, как в случае с Балтийскими странами, сознательно умалчивается о том, что еще в период существования Советского Союза, в конце 1989 года на съезде народных депутатов было принято постановление, в котором действия СССР 1939-1940 гг. против Балтийских стран, включая и пакт Риббентропа-Молотова, признаны противоречащими основным международным правовым обязательствам и нарушившими международные договоры. Но только авторов мифа меньше всего волнуют исторические факты. Но волнуют ли они тех, для кого этот миф создается?

_____________________________________

[1] ‘В.Путин: развал СССР — гуманитарная трагедия’ http://www.balsas.lt/ См. 2007.12.20 09.05

[2] Там же.

[3] Эту тему частично осветил Л.Донскис, сравнивая Советский Союз и Веймарскую Германию.

[4] С этим аспектом создаваемого мифа можно ознакомиться в книге К.Кара-Мурзы ‘Экспорт революции’, 2006, Москва.

[5] Можно вспомнить акцию, проходившую в 2006 г. в российских городах, во время которой были вывешены рекламные стенды, призывающие ничего не покупать у ‘фашистских режимов Балтийских стран’. Позже организаторы акции искренне объясняли, что акция была направлена против ‘фашистской элиты’, а простые люди из Балтийских стран сами не поддерживают свою власть и переполнены сантиментами к Советскому Союзу и его правопреемнице России.

Источник: Иносми.ру



  1. Тимур 25.04.2013

    Верность СССР до смерти. Победа или смерть!!


0